На главную страницу
Отправить сообщение
Карта сайта

Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
 Войти  Регистрация













Календарь

О литературе на карельском языке



Сходство исторических судеб финно-угорских народов сказалось в известной общности некоторых явлений литературного процесса в постсоветскую эпоху, и в первую очередь в ускоренном развитии национальных литератур в 1990-е годы. Как писал венгерский ученый П. Домокош, «новейший период развития национальных (бывших советских республиканских) литератур возьмет начало и размах с начала или середины 90-х годов» [Домокош П. Формирование литератур малых уральских народов / Пер. с венг. Йошкар-Ола, 1993. С. 6]. Этот прогноз подтвердился и в отношении литературы на карельском языке.

На рубеже ХХI века новый, важный шаг в своем развитии сделала литература на карельском языке в Республике Карелия. Необходимость научной разработки и теоретического обобщения данной проблемы вызвана тем, что в Карелии на рубеже ХХI века особенно остро стоит вопрос развития карельского литературного языка. Процесс создания единого литературного языка является замедленным в силу ряда обстоятельств: ограниченной сферы его применения, явлений литературного «многоязычия», «борьбы наречий». В Республике Карелия литература развивается на собственно карельском, ливвиковском и людиковском наречиях карельского языка.

Как известно, создание литературных произведений на карельском языке имело свою историю. В ХХ веке она состояла из следующих периодов. В 1917-1938 гг. формируется литература на латинской графической основе. За этим периодом, в 1938-1940 гг., следует попытка внедрить единый карельский литературный язык на кириллической графической основе. Позднее в 1940-1970-е гг. писатели-карелы создают свои литературные произведения в основном на финском языке.

К сожалению, период существования литературы на карельском языке был весьма непродолжительным, а результаты его весьма скромны. Но этот процесс имел и свои объективные положительные стороны. Записи фольклора знакомили читателей с духовным опытом народа, воспитывали вкус к устному поэтическому слову. Усилилось внимание к карельскому языку и культуре. Появились лингвистические, этнографические и исторические исследования, посвященные прошлому карельского народа. Однако в условиях малого срока функционирования в качестве письменного и литературного языка карельский язык не успел закрепить и развить выработанные языковые нормы [О развитии литературы на карельском языке в 1938-1940 гг. см. в книге Э.Л. Алто Финноязычная литература Карелии // История литературы Карелии: в 3-х тт. Т. 2. СПб.: Наука, 1997. С. 110-112].

В 1980-х годах начали писать на карельском языке В. Брендоев и П. Лукин. Более всего литераторов беспокоила происходящая в общеэтническом масштабе языковая ассимиляция у карелов. Поэтому создавая свои произведения на ливвиковском наречии карельского языка, они стремились в первую очередь к тому, чтобы читатели-карелы осознали всю важность сохранения земляками родного языка; писатели ставили целью своей работы помочь этнической самоидентификации карельского народа. Безусловно, что оба автора чувствовали себя выразителями национального самосознания.

О плодотворном умении В. Брендоева выявлять в своем творчестве художественные достоинства ливвиковского наречия карельского языка писали Э.Л. Алто, Э.Г. Карху, А.И. Мишин, М.Ф. Пахомова.

И не случайно авторы «Истории Карелии с древнейших времен до наших дней» (2001) в первую очередь поэту Владимиру Брендоеву отдают заслугу «возрождения карелоязычной поэзии» [История Карелии с древнейших времен до наших дней. Петрозаводск, 2001. С. 820]. Он первый привлек внимание к литературе на карельском языке. Доказал, что на карельском языке можно создавать произведения художественной литературы. Вслед за В. Брендоевым в литературу вошло новое поколение писавших на карельском языке литераторов.

В 1990-е годы стали создавать свои произведения на карельском языке А.Л. Волков, П.М. Семенов, О.Ф. Мишина, В. Вейкки, З.Т. Дубинина (ливвиковское наречие), М. Пахомов (людиковское наречие), Р.П. Ремшуева, В.И. Каракина (собственно карельское наречие) и другие.

Наибольшие успехи в этот период пришлись на долю литературы, развивавшейся на ливвиковском наречии карельского языка [Роль карельского языка сегодня: Мнения накануне V съезда карелов Республики Карелия // Карелия. 2005. 7 июля. С. 17]. На то были свои причины, и в том числе – достаточно широкое распространение ливвиковского наречия в близких к Петрозаводску Олонецком и Пряжинском районах.

Большое значение для создания единой литературной нормы языка имели переводы русской классики. В 1998 г. А. Волков опубликовал книгу «Русские стихи» в которой были представлены его переводы на ливвиковское наречие произведений Г. Державина, А. Пушкина, М. Лермонтова. В новую книгу переводов А. Волкова «Сердце брата» (2001), вошли произведения 68 авторов. Помимо поэтических переводов А. Волков на страницах газеты «Родная Земля» опубликовал перевод повести А. Пушкина «Метель». Богатство родного языка представлено в переводах П. Семенова (рассказы М. Зощенко в книге «В ожидании ужина» (2001); повесть А. Пушкина «Капитанская дочка» (2005).

Как это и свойственно младописьменной литературе, именно в жанре поэзии работало большинство карельских авторов. Что же касается прозаиков, то они шли в литературу от заметок в газетах, очерков, коротких рассказов. Для тех и других материалом для вдохновения служила, как правило, сельская среда. Любовь и уважение к деревне, как к колыбели национальной самобытности, пронизывало и прозу и поэзию. Объектом художественного внимания писателей-ливвиков была жизнь простых людей, история народа.

Одним из активных современных писателей-ливвиков является Александр Лукич Волков, уроженец д. Эссойла [Подробнее о биографиях и произведениях карелоязычных авторов см. в книге «Писатели Карелии», 2006]. На русском языке он опубликовал книгу стихов «Маленькая Дессойла» (1993), а вскоре стал писать на родном ливвиковском наречии.

Идея сохранения уникального исторического и духовного наследия, самобытных языковых традиций карельского народа вдохновляла поэтов на создание многих стихотворений, посвященных красоте и богатству родного языка. Об этом же писал А. Волков в стихотворении «Наш язык»:
Наш язык не наречье, не говор,
Наши мысли без речи мертвы.
Жизнь сама невозможна без слова,           
Как без воздуха, хлеба, воды…

Среди других поэтов-ливвиков привлекает искренностью чувств, простотой естественно льющегося стиха творчество Зинаиды Тимофеевны Дубининой. Доминантой ее поэзии является природа, которая для автора – источник неисчерпаемой красоты и вдохновения. Солнце, ветер, лес – это поэтические составляющие художественного мира З. Дубининой. Стихи ее отличаются напевностью, точным описанием природной стихии, как в стихотворении «Когда дует ветер». Не случайно многие из стихотворений поэтессы положены на музыку. Романтическому строю поэзии З. Дубининой соответствует индивидуальность лирического героя, склонного к замкнутости, уединению.

З. Дубинина пишет как для взрослых, так и для детей. Ее первая книга для взрослого читателя «Белая березовая роща» (2003) включает как оригинальные произведения на карельском языке, так и переводы с финского языка на карельский.

Деревенская тематика близка поэту Васе Вейкки (псевд.; наст. имя Василий Савельевич Иванов). Первые профессиональные советы В. Вейкки получил от В. Брендоева, и верность заветам своего учителя наглядно проявилась в его первой поэтической книге «Дороги жизни» (2003). Стремясь занять активную позицию в мире, который весь был пронизан противоречиями «смутного времени», В. Вейкки с полемической остротой в стихотворении «Городская жизнь» поднимал проблему пьянства.

Иные тенденции литературного процесса (активное сближение «серьезной» поэзии с популярными жанрами) наблюдается в творчестве молодых поэтов.
Среди молодых поэтов-ливвиков обратил внимание критики Сантту Карху (псевд.; наст. имя Александр Медведев). Он родился и вырос в Беломорске. Род Медведевых происходит из села Ведлозеро Пряжинского района. Карельский язык С. Карху выучил в детстве, его бабушка говорила с ним только по-карельски. Свой путь в литературу С. Карху начал в 1980-е гг. с участия в работе молодежного литературного объединения «Тандем» при журнале “Красное Знамя”, выходившем на финском языке.

В Карелии, Финляндии и Эстонии С. Карху известен более как певец, и его творчество занимает особое место в культуре Карелии. Его поэтические произведения публиковались в сборниках “Скажи, ветер” (Хельсинки, 2002); “Возвращение Вяйнямейнена” (Петрозаводск, 2002).

По мнению К. Салламаа [Sallamaa K. Poetry as Creator of an Ethnofuturistic Consciousness // Summaria acroasium in sectionibus. Pars III. Folkloristica & Ethnologia. Litteratura. Archaeologia & Anthropologia & Ethnic Historia. Joshkar-Ola, 2005. S. 193-194], в лирике С. Карху сильный критический аспект. Пример тому – стихотворение «Желтая луна»: «Меж корней, в скалу вонзенных одинокою сосною, как луна желтеют кости прежде жившего народа»; пер. с карел. А. Воронина).

Самым крупным прозаическим произведением писателей-карелов стал роман П. Семенова «Маша из Пухтасъярви» (2004), насыщенный живыми, исторически точными, эмоционально-окрашенными бытовыми деталями и зарисовками из жизни простой карельской женщины. Невзирая ни на какие, даже самые тяжелые обстоятельства, героиня сохраняет верность присущим карельскому крестьянству «вечным», высоким и благородным, истинно человеческим качествам и свойствам (доброте, верности, любви к ближнему).

В романе более тридцати действующих лиц, он охватывает события коллективизации, Великой Отечественной войны, послевоенных репрессий. Действие романа начинается с событий 1920-х годов и происходит на территории Карелии в родной деревне автора Родинъярви и близлежащих населенных пунктах: Пухтасъярви, Крошнозеро, Пряже, Петрозаводске.

Роман посвящен крестной автора – Евдокии Ивановне, судьба которой, судя по всему, легла в основу истории жизни главной героини. История индивидуальной судьбы Маши прослеживается с детства до последних дней ее жизни.

Первые страницы романа воссоздают повседневную семейно-бытовую жизнь карельской деревни 1920-х годов, пока еще не тронутую социальными катаклизмами. Маша и ее сверстники ловят рыбу, пасут коров, нянчат детей, собирают ягоды, участвуют в праздниках Рождества и Пасхи. Как это было характерно для написанного на финском языке повествования Н. Яккола «Водораздел» (1949-1968), «на первом плане – этническое, коллективно-народное содержание» [Карху Э.Г. Послесловие к «Истории литературы Карелии» в 3-х томах // История литературы Карелии: в 3-х т. Т. 3. Петрозаводск, 2000. С. 441]. Это характерно для ранней стадии литературного развития.

В изображении событий Великой Отечественной войны на территории Карелии П. Семенов отбирает реальные факты: бомбежки финскими самолетами пряжинских деревень, эвакуация населения на баржах по Онежскому озеру. Останавливается прозаик и на судьбе тех, кто оказался в оккупированных финской армией селах.
В изображении исторических событий П. Семенов не столько затрагивает проблемы становления характера героев, сколько дает чисто документальное воспроизведение реальных фактов и явлений. Автор точен в изображении языковой среды южно-карельской деревни, где взрослые и дети хорошо говорили по-карельски и многие не знали русского языка.

Созданный на ливвиковском наречии карельского языка роман П. Семенова свидетельствует о неразрывности стилевой традиции, уже сложившейся ранее в произведениях коренных карелов (писавших по-фински) Н. Яккола, А. Тимонена, Я. Ругоева, П. Пертту, О. Степанова.

В каждой младописьменной литературе есть свои яркие представители, которые не только непосредственно участвуют в создании письменности, но и утверждают в новой литературе идущие из прошлого многие национальные мотивы и традиции, и обогащают их новаторскими поисками художников-творцов. Есть такой лидер и в литературе на людиковском наречии карельского языка – Мийкул Пахомов.

Любовь и верность памяти предков воплощается у М. Пахомова в качестве научный исследований, путевых очерков, публицистических статей, и, наконец, в создании стихов на родном языке. Все эти многообразные творческие интересы объединены одной целью – возрождением и развитием родного языка и этнокультурного наследия карельского народа.

В первую стихотворную книгу М. Пахомова «Свеча в окне» (1993) вошли лирические стихотворения, поэма «Земля людиков» и стихи для детей.
Поэма «Земля людиков» свидетельствует о значительном влиянии карельского фольклора на поэта. В ней широко используются приемы народно-песенного стиля. Содержание поэмы «Земля людиков», хотя и вымышленное, восходит к древнейшим преданиям людиков и покоится прежде всего на твердой исторической основе, на знании автором давнего быта народа, жизни эпохи, мифологических представлений карелов.

Тема народа, исторических судеб родины – главная в поэме «Земля людиков». Из летописных рассказов, древних рун, историко-песенного фольклора М. Пахомов почерпнул многие реалии жизни земли людиков, исторических событий, положений и персонажей. Имеющая повествовательный характер поэма (в ней отсутствуют диалоги), изображает в общих контурах исторический путь карел-людиков. При этом автор сохраняет известную свободу своего вымысла, оставаясь верным общей направленности событий многовековой давности.

На презентации второго сборника М. Пахомова «Земля людиков» (2000), вышедшем в Финляндии, профессор прибалтийско-финских языков Сеппо Сухонен сказал: «У каждого народа есть свой язык и литература. На людиковском наречии говорит только тысяча человек, но из этой группы вырос, говорящий на родном языке, писатель и исследователь Мийкул Пахомов» [Pahomov M. Miikul Pahomov: “Se on minun seiččemen vuvven runoilijan ruado…” // Oma Mua. 2001. 22. tuhuk].

Литература, создаваемая на собственно карельском наречии, в большей степени чем другие базируется на фольклорной традиции.

Близость северно-карельского наречия к финскому языку сыграла свою положительную роль как в становлении литературы на этом наречии, так и в сохранении читательской аудитории, привыкшей к тому, что литературным языком Карелии наряду с русским со времени образования Карельской Трудовой Коммуны (1920) и по сей день является финский литературный язык с латинской графической основой. При всей распространенности явлений билингвизма в среде северных карелов (многие из них могут говорить и писать на карельском, финском и русском языках) сама открывшаяся в постсоветскую эпоху возможность создавать произведения на родном наречии не могла не привлечь в журналистику и литературу истинных патриотов своего северного края, где были записаны руны эпоса "Калевала", наглядно показавшие красочность и богатство карельского языка.

В 1999 г. в Петрозаводске был опубликован сборник стихов «Прекрасные вечера Калевалы», в котором были представлены произведения девяти женщин–поэтов Беломорской Карелии. Они разного возраста, разного происхождения (среди них есть представительницы известных рунопевческих родов), разных судеб. Одни из них (Т. Перттунен, М. Михеева, Н. Хотеева) сохранили размер и ритмомелодику народной песни, демонстрируя верность стихотворной традиции, передававшейся из поколения в поколение; другие (С. Колпакова, М. Туйску, Т. Лехто) – попытались обновить традиционное стихосложение. У каждой свой поэтический голос, но они едины в любовном изображении родного края и его прекрасных людей. Центральное место в творчестве северных карелов занимает понятие «родная земля».

С этническими и религиозными традициями народа связана и образная специфика литературы на собственно карельском наречии, где непреходящее значение имеет фольклорное наследие. Это объяснимо тем, что, литературе на собственно карельском наречии в решении проблем национальной самобытности неизбежно приходится обращаться к фольклорно-мифологическим истокам. Для поэзии северных карел свойственен так называемый калевальский стих со всеми его поэтическими особенностями (это особая ритмика, параллелизм, аллитерация). Широкое распространение  получил жанр сказки.

Присущие фольклорным произведениям «изначальные, самые важные нравственные правила, заповеди, которые должны были свято соблюдаться всеми членами общества» [Степанова А.С. Предисловие // Песенный открою короб: Хрестоматия по карельскому фольклору. Петрозаводск, 1991. С. 3] раскрыты в сборнике «Моя родная деревня Костомукша» (Калевала, 1993) Иро Пекшуевой (Ириной Артемовной Пекшуевой).

В содержании книги И. Пекшуевой доминирует эпическая проблематика, воспевается любовь к родной земле, долг перед старшими, уважение к труду, забота о детях. Калевальской метрикой написано автобиографическое стихотворение «Песня о себе». Лирическим чувством наполнено стихотворение «Камень», где автор вспоминает, как с ровесниками играла в детстве на берегу озера Суоярви. О емкости народной памяти свидетельствуют рассказы: «Трубка», «За сеном», «Раздел рыбы», раскрывающие нравственные ценности национального мироотношения.

Представленные в сборнике И. Пекшуевой сказки, потешки, загадки, пословицы и поговорки, написаны в традиционной севернокарельской традиции. Наряду с авторскими произведениями в книгу были включены и отдельные записи фольклора северных карелов.

Драматургия на карельском языке представлена пьесами О. Мишиной, В. Вейкки, С. Кантерво, О. Карловой и Н. Антоновой. Пьеса О. Мишиной «Разговор при часах», которая была опубликована в книге «Цветок Марии» (2003), представляет собой разговор двух героинь, встретившихся в перестроечное время и беседующих «о времени и о себе».

В основу сюжета другой пьесы, написанной молодыми авторами Ольгой Карловой и Натальей Антоновой «Приходи, золотой, на беседу…» положена история проведения в прошлом деревенских молодежных вечеров. Дореволюционной жизни крестьян Беломорской Карелии посвящена пьеса Сеппо Кантерво (псевд.; наст. имя Сергей Сергеевич Пронин) “Коробейники”. Она была поставлена в апреле 2005 г. в Национальном театре Республики Карелия. В целом же драматургия еще только приобщается к процессу художественного осмысления социально-психологических проблем.

Особо следует остановиться на развитии национальной литературы для детей. Рождение детской карелоязычной литературы происходит одновременно со взрослой литературой. На волне «защитного национализма» стали творить для юных читателей в том числе преподаватели детских садов, школ, вузов, что было вызвано отсутствием необходимого литературного материала на карельском языке для работы с детьми и желанием поскорее заполнить эту нишу.

Среди сочинителей и переводчиков на карельский язык литературных произведений появились Т.В. Щербакова, А.П. Губарева, Л.Ф. Маркианова и другие. Всего с 1990 г. было издано 17 книги для детей. Среди авторов: П. Лукин, В. Брендоев, З. Дубинина, О. Мишина, Т. Щербакова, В. Каракина, Л. Туттуева, В. Вейкки и др.

Среди прочих книг знанием специфики детской литературы обращают внимание произведения Ольги Федоровны Мишиной, которая долгие годы трудилась учительницей в школе. Ее книга «Ласточкина высота» на Республиканском конкурсе «Книга года Республики Карелия – 2002» была удостоена 2-й премии в номинации «Лучшая книга для детей».

Стихи и рассказы О. Мишиной адресованы детям дошкольного и младшего школьного возраста и посвящены фауне и флоре родного края. Юный читатель узнает новое о птицах, животных, цветах, деревьях, камнях. Радостным приятием жизни отмечены стихи: «Золотые цветы», «Ласточкина высота», «Цикорий», «Пчела», «Дятел в лесу». Не может не запомниться детям образ цветущего цикория: во время дождя он словно закрывает свои синие глаза.

Попробовал свои силы в детской литературе В. Вейкки. Его юмористическое стихотворение «Словечки» написано пятистопным хореем и знакомит детей с животным миром. Помогает освоению грамоты стихотворение «Букварь». Не избегает В. Вейкки и считалок. Им же написана и пьеса для детей «Кто кошке глаза и хвост дал».

На детскую аудиторию рассчитаны такие песни С. Карху как «Чив-чив птичка» и колыбельная «Спи, моя маленькая», сборники фольклора и стихов для детей «Туру-туру-тушшии…» (2005) и «Коло-коло котасие» (2006).

Начиная с 1990-го года, в Карелии вышло два коллективных сборника: «У родного крыльца» (1999) [Подробнее об этом сборнике см. статью А.И. Мишина «Дать начало песнопенью…» в журнале «Север» (№ 10, 2000)] и антология карельской поэзии «Карельская речь» (2006). К IХ Международному конгрессу финно-угорских писателей вышел альманах «Путь» (2006).

Возрожденческие устремления прибалтийско-финских народов Карелии изменили место писателя в обществе и взаимоотношения его с ним. На рубеже ХХI века литература на карельском языке стала средством выражения своих личных взглядов на жизнь, способом познания самого себя.

За исторически короткий промежуток времени литература на карельском языке добилась определенных успехов и органически вписалась в историю национальных литератур России. Созданные карельскими писателями произведения прозы, поэзии, драматургии стали непосредственными свидетельствами современников о процессе национально-культурного возрождения, становления карельской литературной традиции, укрепления национального самосознания прибалтийско-финских народов Карелии.



Назад в раздел


Перейти к обсуждению на форуме >>






Фотоальбом




Rambler's Top100


Главная | Новости | ФУКЦ РФ | Сообщество
Сайт находится в стадии информационного наполнения.
Ваши замечания и пожелания Вы можете оставить здесь.




© Филиал ГРДНТ им. В.Д. Поленова "ФУКЦ РФ", 2007-2017.
При использовании материалов
ссылка на сайт www.finnougoria.ru обязательна.
В оформлении сайта использованы работы Павла Микушева.
Республика Коми, г.Сыктывкар, ул. Ленина, д. 73,
тел./факс (8212) 440-340,
e-mail: fucult@finnougoria.ru