На главную страницу
Отправить сообщение
Карта сайта

Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
 Войти  Регистрация













Календарь

Литература



Отвечать современности

Литература – зеркало действительности, современности. Прежде всего, этим она интересна читателю-современнику. Последняя четверть века российской жизни полна драматизма – взлетов и крушений, человеческих мечтаний, невзгод, разочарований и новых надежд…

Ничего этого нет или почти нет в современной литературе Карелии на национальных языках. Да и самой национальной литературы сегодня немного.

На четырех языках Карелии

Литература Карелии традиционно развивалась на русском и финском языках. Лучшие произведения карельских писателей были, говоря нынешним языком, одним из брендов республики. Выходившие в центральных издательствах книги расходились массовыми тиражами по огромной стране. Поэзия и проза наших авторов переводилась на языки народов СССР, была известна за рубежом, прежде всего в соседней Финляндии.

В силу национальных и языковых особенностей Карелии признанные классики-карелы – Николай Яккола, Яакко Ругоев, Антти Тимонен, Николай Лайне и другие – писали на близкородственном финском языке. При этом в диалогах персонажей, земляков-карелов, нередко использовался родной карельский диалект. Это придавало повествованию сочную красочность и достоверность. На протяжении советского периода финский язык оставался общим языком культуры, в том числе литературы, карелов и финнов Карелии.

Перестройка и последовавшие за ней события изменили картину. В конце 1980-х годов началось национально-языковое возрождение карелов и вепсов, а вместе с ним – создание литературы на младописьменных языках. Сейчас принято говорить не о национальной литературе, а о литературе карелов, финнов и вепсов Карелии. При этом подчеркивается, что Карелия – единственная исконная родина наших карелов и вепсов. Доводилось слышать, что у финнов есть своя этническая родина –  Финляндия, куда они могут уехать и непременно уедут.  Всегда хочется спросить у тех, кто так рассуждает: «Неужели родина родившихся и живущих в Карелии российских финнов, чьи родители, зачастую – деды и прадеды, родились в России, жили и работали во благо России, не здесь – а за границей?».   

Без проблем?

Выпуск книг местных писателей на финском языке заметно сократился в сравнении с минувшим «золотым веком» национальной литературы.

Среди немногих новинок – первая книга петрозаводского журналиста и переводчика Йоханнеса Хидмана «Без проблем». В нее вошли небольшая повесть, давшая имя сборнику, и несколько коротких рассказов.

В центре повести – история жизни главного героя Юсси Тухканена. Она – в воспоминаниях и рассказах, навеянных поездкой двух друзей на осеннюю охоту. Детство в лесном поселке на севере Карелии, армейская служба, завод и учеба в вузе, работа в национальной редакции, молодость, любовь, семья. Жизненные надежды и неудачи. Кризис среднего возраста. В образе Юсси отчетливо угадываются биографические черты автора.

Повествование построено так, что современность прочно переплетена с судьбой поколения родителей Юсси. В истории старика Курре – и идеализм финнов, приехавших в СССР строить социализм, и трагедия сталинских репрессий.

В повести «Без проблем» нет и не может быть драматических реалий современной действительности – повесть написана лет двадцать назад, и она увидела свет в журнале «Пуналиппу» в 1989 г. Рассказы написаны раньше, чем повесть. Возможность издать книгу представилась Й. Хидману только сейчас.

Радуясь за автора, все же задаюсь вопросом: почему в его творческом багаже – только эти, так давно написанные произведения? Почему способный прозаик остановился, не продолжил писать, не создал (или не опубликовал?) новых произведений, в конце концов – не расширил повесть до формата полновесного, многогранного романа? Так, Я. Ругоев, хорошо оценивший «Без проблем», считал ее как раз основой для романа.

 Конечно, писать или не писать – решает сам автор. В «молчании» Й. Хидмана все же видятся знаковые черты – то, что болезненно сказалось на всей финноязычной литературе Карелии. В ней время смены поколений совпало с крахом реформенных иллюзий и невиданно несправедливым социальным расслоением, с крушением устоев и идеалов, с обнищанием, унижением и апатией интеллигенции в разгар либералистского «перехода к рынку», с переездом многих финнов (в том числе литераторов) из Карелии в Финляндию. Казалось бы, вот он – жизненный материал, и какой! Но эти и другие коллизии практически не нашли отражения в литературе Карелии на национальных языках.
Сама по себе интересная мемуарная, дневниковая, историко-документальная «финская» проза, преобладающая на страницах литературного журнала «Карелия», не восполняет недостатка прозы собственно художественной. Из наших профессиональных писателей только патриархи литературы М. Мазаев и А. Мишин публикуют сегодня первый прозу, второй стихи на финском языке.

При этом делается вроде бы немало, чтобы привлечь одаренную  молодежь в национальную литературу. Творчество молодых приветствуется и находит поддержку, порой такую восторженную и горячую, что не разберешь, чего больше – похвал и шумихи или самого творчества. Однако никто из молодых пока не задержался надолго в национальной литературе. Почти все они выбрали другой путь, где хлеб легче, а рубль или евро – длиннее.

«Как умею, так и пишу»

В сравнении с литературой на финском языке достижения пишущих на карельском языке авторов кажутся на первый взгляд внушительнее, по крайне мере количественно. За десять лет существования литературного объединения «Карьялайне сана» (Карельское слово) его участники выпустили в свет более трех десятков книг. К слову, наиболее активные из этих авторов – люди совсем немолодые. Именно произведения на карельском языке превалируют сейчас в списке литературы на национальных языках, вышедшей в последние годы в издательстве «Периодика». Поддержка литературы на языке «титульной» национальности республики – налицо.

Однако основатель и руководитель «Карельского слова», поэт и переводчик А. Волков признается, что не все пишущие на карельском языке авторы стремятся овладеть писательским мастерством, совершенствовать свое творчество. В ответ на критику некоторые прямо заявляют: «Как умею, так и пишу». Не больше, не меньше.

Создается впечатление, будто испытывая радость от творчества на родном языке, стремясь утвердить свой язык в ранге литературного, эти авторы оказывают  ему же медвежью услугу. Современному читателю нужна литература высокой пробы, а не письменные образцы родной речи. Многие же авторы вовсе не озабочены вопросом жанровой принадлежности своих произведений, выстраиванием сюжета, фабулы и иными «досужими изысками».

Громкая заявка на первый роман на карельском языке (П. Семенов, «Маша из Пухтасъярви») на поверку оказывается биографическим повествованием, аморфной, прямолинейно выстроенной хроникой. Первый вепсский роман (И. Бродский, «Каларанд») тоже не лишен значительных стилистических огрехов. Причем, претензия на роман не означает, что младописьменная карельская и вепсская литература уже овладела жанрами прозы «средних» форм – новеллой и повестью. Короткий рассказ и лирическая поэзия доминируют в этой литературе.

При этом тематика произведений заученно знакома, однообразна, обыденна, порой просто архаична. Повторю слова А. Мишина о творчестве карелоязычных авторов из недавнего интервью: «Появляется много стихотворений о малой родине, о любви к родному краю и родному языку, но, перепевая один и тот же мотив, они похожи как две капли воды. Нужны художественные открытия – новое слово, новые темы, жанры». Нужна профессиональная литература, содержанием и формой отвечающая современности, мировосприятию современников. Это, конечно, не означает отрицания исторической тематики, исторического жанра.  

Родной язык по-настоящему оживает, развивается, совершенствуется – в литературе поисков и открытий, в литературе интересной читателям, становясь привлекательным и востребованным, иногда – не только в среде его непосредственных носителей. Написанное слово и литературный язык – понятия не тождественные. Карельский и вепсский языки только на пути от устных диалектных форм к современному литературному языку. Путь этот, учит история, долог и тернист. Пока же ограниченность выразительных возможностей младописьменных языков (например, лексических) не может не отражаться на творчестве тех, кто ими пользуется. 

Создание хороших, талантливых произведений требует от автора большой, тяжелой, часто неблагодарной работы и жесткой, честной самокритики. Помнится, выдающийся финский поэт Эйно Лейно образно заметил, что все красивое написано кровью. Кто сказал, что литература – простое и приятное  занятие: знай себе – пиши? Успех и признание в литературе никому не гарантировано, и риск сродни риску в бизнесе или спорте – победитель получает джек-пот, неудачник плачет. Ничего не поделаешь – такова жизнь.

В последние десятилетия незаслуженно сократились роль и место литературной критики. При скудости литературного поля само понятие критики подменяется констатацией, похвалами.  Вспоминаю совещания литераторов, на которых присутствовал в студенческие годы, в начале 80-х годов: обсуждение рукописей было нелицеприятным, порой жестким; но – опустим оставшиеся в прошлом идеологические табу и запреты – с художественной точки зрения оно шло на пользу автору и его произведению.

Будущее определит судьбу ветвей национальной литературы Карелии. Не оспаривая ни одной из них, связываю надежды с творчеством на финском языке. Соответствующий реалиям современности литературный язык, прочная, богатая традиция, культурная близость соседки-Финляндии позволяют на это надеяться.



Назад в раздел






Фотоальбом




Rambler's Top100


Главная | Новости | ФУКЦ РФ | Сообщество
Сайт находится в стадии информационного наполнения.
Ваши замечания и пожелания Вы можете оставить здесь.




© Филиал ГРДНТ им. В.Д. Поленова "ФУКЦ РФ", 2007-2017.
При использовании материалов
ссылка на сайт www.finnougoria.ru обязательна.
В оформлении сайта использованы работы Павла Микушева.
Республика Коми, г.Сыктывкар, ул. Ленина, д. 73,
тел./факс (8212) 440-340,
e-mail: fucult@finnougoria.ru