На главную страницу
Отправить сообщение
Карта сайта

Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
 Войти  Регистрация













Календарь

Пусть случится чудо…



1. О переводе поэзии

Русский литературовед Эткинд сказал как-то: «Стихи переводить адекватно невозможно, но чудо случается».

Эстонский писатель Айн Каалеи, переводивший со многих языков, как-то сказал: «При переводе каждое стихотворение надо выстрадать, проболеть - только тогда что-то близкое к совершенству может получиться»

Из своей практики скажу: переводить стихи – это большое удовольствие, и каждая удача доставляет радость.

Я совершенно уверен в том, что перевод стихотворения никогда не может быть лучше оригинала.

Потери неизбежны. В противном случае мы имеем дело не с переводом, а созданием некоего нового стихотворения на близкую тему (это в том случае, если переводчик более одарённый поэт, нежели автор оригинала, и если он достаточно безответственный, выдавая своё новое стихотворение за перевод).

Приведу из своей практики перевода некоторые требования к переводу традиционной поэзии с ритмикой и рифмой.

Во-первых, нужно перевести то, о чём переводимое стихотворение говорит, пусть то ряд картин, мыслей, эмоций, событий, лирических сравнений и т.д. В этом смысле необходимо, чтобы в переводе сохранилась большая часть слов и выражений оригинала (в русской традиции перевода поэзии я часто встречал случаи, когда в переводе сохранены лишь отдельные выражения оригинала – считаю такой слишком вольный перевод недопустимым). Во-вторых, необходимо передать подтекст оригинала, то есть скрытый за прямыми выражениями смысл, то, что автор своим текстом на самом деле хочет сказать. Ведь поэзия всегда говорит на языке образов о чём-то более важном, глубоком, интимном, чем это выражено в прямых словах.

В-третьих, перевод должен сохранять систему образов оригинала. Такие образы характерны именно языку и культурной традиции оригинала, как то бытующие в обиходе сравнения, поговорки, пословицы, идиомы, игра слов. Эти свойственные языку и традиции народа образы в разных языках различны (если они не заимствованы из мировой практики, например, из Библии). Если такие семантические знаки определяют смысловой и эмоциональный ряд стиха оригинала, то надо будет на языке перевода найти соответственные знаки (приведу такой пример: русское «в тесноте, да не в обиде» на эстонском языке будет звучать так: «хороших овец много помещается в одном хлеве».) В-четвёртых, надо сохранять метрику оригинала, при этом и места особо ударяемых слов. Чередование ударений или длиннот слога - это фундамент традиционного стиха (помню, в  Республике Коми хор женщин исполнял на сцене песню на слова Нёбдинса Виттора, я держал в руках мой перевод этого же стихотворения на эстонский язык и мог мысленно ту же песню петь на эстонском языке – сохранились и все музыкальные ударения. Ощутить это было радостно).

В-пятых, надо сохранять схему рифмы. Именно это в переводе сделать труднее всего, ибо рифмующиеся слова в разных, даже самых близких языках, совершенно различны. Именно из-за невозможности найти рифму перевод часто отходит от оригинала. В любом языке рифмующихся коренных слов мало, и они как бы создают свои характерные группы. Поэты ухитряются избегать избитых рифм. В некоторых языках рифмы сохранялись только в детских стихах. Но если оригинал прорифмован, то и перевод должен быть таковым. Прозаический нерифмованный перевод может передать то, о чём стихотворение в оригинале говорит, но вся прелесть его пропадает.

В-шестых, надо сохранить стиль стихотворения. Этому требованию часто приходится жертвовать другими элементами. Вот пример: в удмуртском языке ударение на последнем слоге, в эстонском – на первом. Если удмуртское стихотворение явно как бы фольклорное, то есть подражает своему фольклору, тогда перевод его на эстонский язык должен быть таковым же. А это значит, что надо отказаться от точной передачи метрической схемы оригинала: заменить ямб хореем и анапест дактилем – иначе это стихотворение никак на эстонском языке не прозвучит как народная песня. Чуть проще дело обстоит тогда, когда стиль подчёркнуто лирический, романтичный, грубо-бытовой и т.д. Тогда надо найти в переводе на свой язык соответственные лирические, романтические или грубо-бытовые выражения. В-седьмых, хорошо бы сохранить музыкальность оригинального текста. Это касается не столько ритмики, сколько звукоподражаний, аллитерации, ассонансов. И это так же нелёгкая задача: например, в восточных финно-угорских языках множество шипящих звуков, а в эстонском языке только одно простое «с». В океанских языках все слоги открытые, а в чешском языке одни консонанты – вот и сохраняй звуковую похожесть. Венгерская переводчица Каталин Надь всегда перед тем, как перевести стихотворение, хочет послушать запись прочтения текста, как это стихотворение звучит в оригинале.

В-восьмых, необходимо передавать приёмы, цитаты, мифологические образы, народно-философские размышления, которые характерны языку и разговорной среде оригинала, а также его письменной традиции. Часто поэт как бы цитирует строчку или указывает на исходный смысл произведения другого поэта, которые в своём народе общеизвестны (хотя бы по школьной программе), а читатель перевода тех строк, других авторов не знает. Объяснения и сноски в конце текста перевода мешают наслаждаться переведённым стихотворением.

В-девятых, надо бы передать то особое эмоциональное воздействие, которое создаётся стихотворением. Это, пожалуй, самое непосильное требование к переводчику - особенно в переводах великих поэтов, которые пишут предельно просто и скупо, но чьи стихи входят прямо-таки мистическим образом в душу своего читателя.

Итак, я вывел девять требований к переводчику поэзии. Пожалуй, подобных требований можно привести и больше или же некоторые из них объединить в одно.

Из этого перечня видно, что переводить стихи более-менее конгениально оригиналу почти невозможно. Всегда от чего-то надо будет отказаться ради сохранения других элементов. Что наиболее важно при том или другом стихотворении – или его общий смысл, или его символика, или его песенность, или стиль, или то неуловимое эмоциональное воздействие – это приходится в каждом конкретном случае интуитивно определять и именно этому уделять наибольшее внимание.
Надеяться надо на интуицию и талант переводчика.

Другого характера требования, разумеется, при переводе белого стиха, или, например, арабского традиционного касида или китайского стиха, где часто важна красота письма, рисунок иероглифов.
Здесь я исходил из своей практики перевода венгерских, коми, удмуртских, марийских, мокшанских, эрзянских, хантыйских, мансийских, ненецких, а отчасти и русских стихотворений.

2. Основные принципы художественного перевода

У каждого языка имеется свой образ мышления, внутренняя «философия», она значительно отличается в разных языках (очевидно, что больше одинаковых элементов этого мышления можно обнаружить в родственных языках, нежели в далёких друг от друга).

Перевод художественного текста отличается от перевода обиходного или научного текста по многим показателям – по крайней мере, этот перевод является более интуитивным и творческим.
Переводят не слова, а смысл текста и его ожидаемое эмоциональное воздействие; значит, в практике перевода переносят в другой язык предложения в их контексте, целые смысловые конструкции и ходы – при этом считаясь с целостностью всего переводимого текста (стало быть, отдельно взятое слово может быть переведено «не по словарю»).

Все слова в языке многозначны, у них может быть одно или несколько основных значений и целый ряд побочных (второстепенных) значений, так сказать обертонов – особенно это выявляется при составлении словопар или фраз (чем больше этих побочных значений слова удаётся передать в переводе, тем значительней (богаче) будет перевод).

Языковой образ мышления проявляется, прежде всего, в образе соединений (сопоставлений) слов между собой и в практике речи (см. идиомы, зафиксированные словопары, но и метафоры, поговорки, обороты речи и т.д.).

Художественный перевод должен передать

а)смысл, так называемый внешний мир текста, вещи, явления, действия.
б)чувства (эмоциональные оттенки), что проявляется в ударениях, в выборе слов, их размещении, соотношении,
в)стиль, который характерен среде, времени, личности творца,
г)ритм и музыку,
д)психический поток, эмоциональное влияние, что проявляется в
образах, метафорах, в подтексте, в символах, в повериях и во всём фоне культуры
оригинального текста.

В поэтическом переводе (особенно рифмованной поэзии) прибавляются ещё характерные языку и переводимому тексту ритм, строение строф, учёт рифмовых полей (в разных языках имеются разные группы рифмующихся слов, которые чрезвычайно влияют на всю поэзию на этом национальном языке – что достойно особого исследования).

Во времена модернизма и постмодернизма (но и в более раннее время, например, в фольклоре) широко используется гротеск, абсурд, поломка привычных связей слов, конструирование слов «по-новому» ради разнообразия. При переводе надо бы найти соответствующие возможности в своём языке или же создать практику таковых явлений.

Перевод должен учесть особенности культурной среды исходного текста, характерную времени лексику и особенности употребления языка в этой среде и в это время.

Хороший перевод – это творчество, опирающееся на интуицию.



Назад в раздел






Фотоальбом




Rambler's Top100


Главная | Новости | ФУКЦ РФ | Сообщество
Сайт находится в стадии информационного наполнения.
Ваши замечания и пожелания Вы можете оставить здесь.




© Филиал ГРДНТ им. В.Д. Поленова "ФУКЦ РФ", 2007-2018.
При использовании материалов
ссылка на сайт www.finnougoria.ru обязательна.
В оформлении сайта использованы работы Павла Микушева.
Республика Коми, г.Сыктывкар, ул. Ленина, д. 73,
тел./факс (8212) 440-340,
e-mail: fucult@finnougoria.ru