На главную страницу
Отправить сообщение
Карта сайта

Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
 Войти  Регистрация













Календарь

Женская поэзия коми рубежа XX-XXI веков: концепция жизни, человека и счастья



Разворачивая органичную миропониманию каждой героини поэтическую концепцию жизни, человека и счастья, выражая ее жизненную позицию и нравственные установки, женская лирика коми рубежа XX-XXI в.в. отражает своеобразие духовного состояния современника периода смены тысячелетий, формируя при этом стержневой, концептуальный уровень системы отношений героини с миром: «Стремление человека познать самого себя, свое происхождение, возможности, предназначение, способы взаимоотношения с окружающим миром возникло вместе с пробуждением его самосознания и уходит в глубокую древность». 

Размышления лирической героини о законах бытия, попытка проникновения в их глубину вызвана, как правило, рядом источников душевного дискомфорта. Усталость, душевная боль и неприкаянность, одиночество; неопределенность дальнейших путей развития как общества, так и собственной судьбы; чувство вины перед малой родиной, утрата, в частности, смерть близких и родных, вызывают нарушение гармонии в отношениях героини с миром и подталкивают к вопросам онтологического характера:

…Висьтав меным, мыйла нö  
олысь быдöн кулö?     
         
(Л. Втюрина «Айкöд серни», 2006)

…Расскажи мне, отчего же
каждый умирает живущий на земле?

(Л.
Втюрина «Разговор с отцом», 2006. –  Здесь и далее перевод подстрочный)

Непрерывный поиск смысла жизни и источников душевной гармонии предполагает и постановку безответных, риторических, как правило, вопросов:

Олöмöй, тэ тай виччысьöм кодь.               
Мый и вичча,                                               
Кодöс вичча,                                                 ,
Мыйысь виччыся?                                      
Мый нö лоö сэк,                                           
Дугда кö? 

(Н. Павлова «Олöмöй, тэ тай виччысьöм кодь…», 2006)   

Жизнь моя, ты,      
оказывается, подобна ожиданию.          
Чего жду,                 
Кого жду?
От чего жду?
И что произойдет тогда,
Когда перестану?

(Н. Павлова «Жизнь моя, ты, оказывается, подобна             ожиданию…», 2006)


Концепция бытийных ценностей лирической героини формируется путем осмысления собственной судьбы и жизненных превратностей.

Понятие жизни в поэзии Н. Обрезковой непосредственно связано с судьбой ее героини: это земная жизнь человека, ее ценности и законы. Жизнь героини Ан. Шомысовой – абстрактный, подтекстуально выведенный из поведения и настроения лирической героини образ, семантически противоположный различным формам проявления душевного дискомфорта. Так, понятие жизни для ее героини тесно взаимосвязано со здоровым, гармоничным восприятием земной жизни в ярких красочных тонах: «Ме пыжын, быттьö аслам гортын, И пелыс некутшöм оз ков, Тан ваыс-муыс шусьö ертöн, Тан ов да выв. Тан ов и ов» – «Я в лодке, словно у себя дома, И не нужно весел, Здесь вода и земля зовется другом, Здесь живи-поживай. Здесь живи и живи» («Ме пукси пыжö, но эг кылав» – «Я села в лодку, но не уплыла», 2006), а также с верностью морально-нравственным ценностям: «Аддзысьнысö Енкöд мортыс сермöма. Гашкö, сылы овнысö нин сер?» – «Опоздал человек с Богом встретиться. Может быть, и жить ему уже поздно?» («Кынмöм муас дзоридзьясыс усисны…» – «На продрогшую землю упали цветы…», 2006). Жизнь, лишенная добра, тепла любви, красок, чувств, чуда и даже их ожидания лишена смысла в глазах лирической героини Ан. Шомысовой.
Поиски смысла жизни героиней Л. Втюриной приводят к утверждению человека как неизменной ценности бытия, смысл которого заключен в его нравственной и духовной силе, в его жизненных принципах: «Мортыд öд быд лунся олöмöн-вылöмöн петкöдлö, мый вылö сетöма нэм» – «Человек ведь своей ежедневной жизнью показывает, для чего дана жизнь» («Выль воöн!» – «С Новым годом!», 2006). Она далека от эфемерных мечтаний кардинальных изменений как собственной судьбы, так и жизни всего общества в целом и черпает счастье в доступных ей источниках: в лечебных заговорах («Ниа пу» – «Лиственница», 2006), молитвах («Тулыс» – «Весна», 2006: «Кевмыся, лоас мед олöмыс йöзлöн зарава войтъяс кодь чöскыд да сöстöм» – «Молю, чтобы жизнь человека стала подобно каплям березового сока вкусной и чистой»; «Менам эскöм» – «Моя вера», 2006) и красоте окружающего природного, созданного Богом мира, который наделен, по ее мнению, большей гармонией, нежели мир социальный.

Небыдик тöвруöн                         
ынöдкöд сывъяся.                                                              
Асъявыв пöраö                                                                    
      ниакöд киася.                                                                     
Лöсьыдик лысъясыс                                                           
     шонтасны киясöс.                                                               
Олöмлысь мичлунсö                                                         
     аддзасны синъясöй.                                                             
…Сiдзкö тай. Позьö на                                                   
     олыштны му вылас!
                                                           
(Л. Втюрина «Позьö на олыштны!», 2006)     

Мягким ветерком
обнимаюсь с воздухом.
Ранним утром
здороваюсь с лиственницей.
Хорошенькая хвоя
согреет руки мои.
Красоту жизни
увидят глаза мои…
…Значит, оказывается, можно еще
  пожить на земле!»

(Л. Втюрина «Можно еще пожить!», 2006)


Жизненная философия героини Л. Втюриной и Н. Павловой обусловлена христианским взглядом на мир: вера в Бога, следование четкой системе морали и нравственности обуславливают сознательный отход от развертывания и углубления душевных невзгод, принятие жизни в неизменности чередования ее темных и светлых полос, а также ответственность и раскаяние за свершенные поступки (Н. Павлова «А шуд войт вöрзьöдiс…» – «И коснулась капелька счастья…», 2006; «Лов вуж пу» – «Древо души», 2006). Вера в бессмертие Бога и вера в саму веру в ее необходимости человеку («Лача» – «Надежда», 2006) – основа жизнелюбия,  духовной силы («Тöлыс воим куим лунöн…» – «Зима пришла в три дня…», 2006), преодоления пассеизма и активной устремленности в будущее («Эн вунöд» – «Не забывай», 2006) и героини А. Мальцевой. Будучи лишена хаоса в сознании и неудовлетворенности жизнью, героиня А. Мальцевой ясно осознает свое место на земле: «…Öд эн-ö та вылö и чуж, Мед ставсö венiг водзö овны» – «Не для того ль мы рождены, чтоб преодолевая все, жить дальше» («Ме кöсйи шуны тэныд кыв…» – «Я сказать тебе хотела…», 2006).

Мышлению героини современной лирики коми свойственна склонность к фатализму, чувству зависимости от судьбы, исключающему ропот и обвинения Бога. Так, для героини Н. Обрезковой характерно покорное принятие превратностей судьбы, самопроизвольное плутание по «реке жизни», определяемой ею в большей степени однообразным и предсказуемым «существованием» («вылöм») («Кыдз и ставöн…» – «Как и все…», 2007): «С тех пор, как человек начал размышлять о жизни, – жизнь бессмысленная всегда представлялась ему в виде замкнутого в себе порочного круга…».

Лöньöм ю шöрöд пыжöй кывтö,                                    
Мамö, олöмыс нуö нывтö,                                              
Гашкö, важöн нин колö сынны,                                     
Сöмын оз на тай тырмы вынöй…                                  

(Н. Обрезкова «Лöньöм ю шöрöд  пыжöй кывтö…», 2001)                                                 

По тихой реке плывет моя лодка,
Мама, жизнь уносит твою дочь,
Может, давно уж пора грести,
Только не хватает пока еще сил… 

(Н. Обрезкова «По тихой реке плывет моя лодка…», 2001)

Судьба человека, развивающаяся по своим правилам и законам, воспринимается героиней Н. Павловой как жизнью брошенные карты («Гашкö шогыс кыскис öта-мöдлань…» – «Наверное, тоска сблизила нас…», 2006; «Батьö шуис: öти – крут, мöдыс – доймысь…» – «Отец сказал: одна своенравна, другая – ранима», 2006). Речь героини Л. Втюриной, «вкус жизни» которой пропитан предчувствием оставленного далеко позади счастья и неверно выбранного жизненного пути, как правило, лишена жалоб, сетований, обвинений, лишь чувство затаенной печали, смирение перед жизнью и некая обреченность перед ее законами сопровождает ее размышления: «дась нин бара нуны ассьыд крест» – «и вновь готов нести свой крест» («Югыд вой» – «Светлая ночь», 2006). Мировосприятие героини А. Ельцовой отличает ощущение подсознательного страха перед непредсказуемостью, быстротечностью жизни («Öти здук. Тайö олöмыс – здук…» – «Мгновение. Эта жизнь – мгновение», 1997; «Кад» – «Время», 1997; «Мый шулiн тэ…» – «Что говорил мне ты…», 1997). Жизнь героини А. Ельцовой не только быстротечна, но и сложна, загадочна, постигаема человеком лишь в конце его жизненного пути («Нöдкыв» – «Загадка», 1997).

Поиск смысла жизни подводит лирическую героиню к формированию концепции счастья, неразрывно связанного в ее сознании с концепцией самого человека («Шудтöгыд мортыд öд Аслыс тшöтш ковтöмтор» – «Человек ведь без счастья Даже сам себе не нужен» // «Лежнöг моз емыштлысь…» – «Колющий, словно шиповник», 2006): «Счастье – это, прежде всего, состояние души, зависящее в значительной мере от жизненных установок и ожиданий человека».  Человек в понимании героини Л. Втюриной – эпицентр вселенной, стержень жизненных ценностей и строитель своей судьбы, склонный, тем не менее, к заблуждениям и ошибкам («Кöть сiйö статя, лöсьыд…» – «Хоть он строен и красив…», 2006). В лирике Н. Павловой непрерывный  поиск человеком счастья обусловлен его неизбежной способностью утрачивать его. Концепция счастья героини А. Мальцевой заключена в его кратковременности, сопоставимости со сном («Вöлi нин тэ сэки ыджыд…» – «Был уж ты тогда большой…», 2006), в его необходимости не только человеку, но и каждому живому созданию («Öтка мича гулюлы…» – «Одной красивой голубке…», 2006).

Смыслом жизни для героини современной лирики коми часто становится не только поиск личного счастья, но и жертвенность по отношению к окружающему их миру: так, героиня Ан. Шомысовой даже в разлуке с любимым человеком вымаливает для него счастье («Кевмöм» – «Молитва», 2006). Героиня Л. Втюриной видит цель жизни в воспитании детей («Тарыт» – «В этот вечер», 2006). Свет в ночном окне героини Н. Обрезковой становится маяком для путника, нуждающегося в поддержке, совете и даже простой душевной беседе («Ме коли талун биöн ассьым öшинь…» – «Сегодня я не погасила свет в своем окне…», 2001). Предназначение героини Н. Павловой не только в том, чтобы хранить традиции родного народа («Лов лэптанiн» – «Место, окрыляющее душу», 2006), но и в том, чтобы делиться обладаемой внутренней гармонией со всем окружающим миром («Öти пиöс чужтылi, öтикöс и быдтылi…» – «Одного сына родила – одного и вырастила…», 2006). 

Таким образом, в осмыслении лирической героиней таких бытийных ценностей как жизнь, человек и счастье современная женская лирика коми формирует художественную концепцию бытия. Формирование миропонимания героини базируется на осмыслении превратностей собственной судьбы. Онтология современной женской лирики коми отражает ощущение героиней однообразия будничного цикла, растерянность перед будущим и смирение перед законами вселенной.



Назад в раздел






Фотоальбом




Rambler's Top100


Главная | Новости | ФУКЦ РФ | Сообщество
Сайт находится в стадии информационного наполнения.
Ваши замечания и пожелания Вы можете оставить здесь.




© Филиал ГРДНТ им. В.Д. Поленова "ФУКЦ РФ", 2007-2018.
При использовании материалов
ссылка на сайт www.finnougoria.ru обязательна.
В оформлении сайта использованы работы Павла Микушева.
Республика Коми, г.Сыктывкар, ул. Ленина, д. 73,
тел./факс (8212) 440-340,
e-mail: fucult@finnougoria.ru