На главную страницу
Отправить сообщение
Карта сайта

Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
 Войти  Регистрация













Календарь

Трудности перевода: в Югре хотят "почистить" алфавит

25.04.2017 15:58

В апреле более двухсот тысяч человек по всему миру написали Тотальный диктант по русскому языку. Югорчане не первый год присоединяются к акции, и число участников с каждым разом растет: свои знания проверяют студенты, работающие и даже заключенные, как, например, в исправительной колонии ИК-15. Работ без единой ошибки среди жителей Ханты-Мансийского автономного округа пока никто не написал, но пятерки кто-нибудь заслуживает ежегодно.

Между тем в Югре уже три года подряд в феврале проводят фронтальный диктант на языках коренных малочисленных народов Севера: хантыйском, мансийском и ненецком. Организаторы – сотрудники Обско-угорского института прикладных исследований и разработок — выбирают тексты известных литераторов-северян, адаптируя и переводя их, чтобы понять текст и написать его могли все участники. Акция приурочивается к Международному дню родного языка (21 февраля), и целью мероприятия является не столько проверка знаний, сколько популяризация и повышение интереса к культурному наследию этих народов.

Следует отдать должное смелости и энтузиазму организаторов и участников, оценить которые способен лишь тот, кто знаком с положением дел в филологии обско-угорских народов. К сожалению, не так много сегодня настоящих знатоков этих языков, тем более что для школ нет утвержденного  федерального стандарта по родным языкам народов РФ. Можно сказать, что взаимоотношения с письменным  языком у народов ханты – чуть ли не на том же уровне, что бытовал в XVII веке в русской словесности. Это усугубляется еще и серьезными различиями между носителями того или иного диалекта – вплоть до полного непонимания. Хантыйский, мансийский, ненецкий языки преподаются в школах округа.  Но при том,  что в Югре среди детей-представителей коренных северных народов каждый третий изучает родной язык в школе, требовать высокого качества обучения очень сложно. Почему – объясним ниже.

Про непонимание друг друга сказано не для красного словца. «Когда говорят казымские ханты, я не могу разобрать их речь, только пытаюсь догадаться, о чем она, — рассказывает Анжелика Орехова, школьный педагог из Сургутского района. – Даже я, специалист, не понимаю людей из той местности, а дети и подавно. Многие дети из числа сургутских ханты с детства говорят на родном языке. Но в школе следует давать системные знания. А это сложно из-за большого различия диалектов. Так сложилось, что именно среди казымских ханты оказалось больше всего активных и ученых людей, которые по-научному занимались языком: изучали его, писали пособия и учебники. Лишь единицы, как исследователь Аграфена Семеновна Песикова вели подобную работу с нашим диалектом. Сегодня носителей казымского диалекта очень мало, я сама была в казымской школе и знаю, что среди изучающих родной язык ребят у большинства даже родители в общении давно перешли на русский. Зато на нем написана практически вся учебная литература, выходит периодическая печать. Именно его преподавали в Югорском госуниверситете учителям, пока не прекратился прием студентов на эту специальность».

Обучение родному языку на территориях ведется именно на тех диалектах, которые там распространены, но методическая поддержка оставляет желать лучшего. Даже на алфавиты имеются разные точки зрения.   В настоящее время для казымского диалекта разработан усовершенствованный алфавит, но встречает сопротивление у части общественности, педагогов, журналистов. Они пользуются теми вариантами алфавитов, которые им больше нравятся, даже правила правописания нередко изобретают сами,  рассказывает Валентина Соловар, заведующая отделом хантыйской филологии и фольклористики Обско-угорского института прикладных исследований и разработок. Именно поэтому восемь месяцев назад из Югры в орфографическую комиссию Российской академии наук обратились за научным заключением о новом алфавите для казымского диалекта. Такое в России случилось впервые за долгий период.

- Сегодня в языке ханты  функционируют  четыре диалекта, — говорит Валентина Соловар.  Это казымский (распространен преимущественно на территории Белоярского, Березовского и Ханты-Мансийского районов), среднеобской (Октябрьский район), и те, на которых говорят на восточных территориях округа – ваховский и сургутский , с наибольшим числом носителей. Значительные различия между ними исторически обусловлены  большой, удаленностью  друг от друга (по двести километров между стойбищами), контактами с разными соседними этносами. Диалекты различаются  между собой и в фонетике, и  в лексике, и в грамматике (к примеру, в казымском диалекте – три падежа, в сургутском – восемь). Все это делает даже одни и те же слова неузнаваемыми для людей с разных концов округа. Если сравнивать со славянскими языками, то, например, русскому и поляку гораздо проще понять друг друга, чем носителям территориально наиболее удаленных друг от друга диалектов — ваховского и казымского.

Исторически сложилось, что казымский диалект – наиболее изученный из всех диалектов, и для эффективного обучения ему есть учебная литература, достаточная как минимум для занятий в начальной школе (со старшими классами сложнее, для них учебники уже устарели). Сказался человеческий фактор – одна часть этноса производит больше интеллектуальных затрат, чтобы что-то сделать для своего языка, чем другая. Конечно, высказываются иногда обиды тех, кто не может обучаться речи и письму на родном диалекте хантыйского языка. Но ведь даже некоторые иностранцы, филологи, говорят на хантыйском, мансийском, ненецком языках. Они пользуются всей имеющейся литературой по диалектам, cлушают живую речь. Если нужна литература на хантыйском языке,  создавайте её! Наш институт ищет носителей диалектов, особенно ваховского, готовых вести исследовательскую работу. Чтобы письменный язык совершенствовался, нужно писать тексты, правила. Следует заботиться о языке. Развивайте его, пишите на нем стихи, прозу, те же учебники! Например, учебную литературу невозможно создавать без художественных текстов.  А их не хватает. Никогда не думала, что стану литератором, но когда я писала пособия, мне пришлось самой составлять рассказы, а в итоге даже стихи получаются.

- Каким вы видите будущее хантыйской филологии? Если сейчас кризис – каковы пути выхода?

- Да, можно охарактеризовать ситуацию как кризисную. По ряду понятных причин новые поколения северных народов отдают предпочтение русскому языку, переходят на него в семейном общении, а дети изучают родной язык в школах как иностранный. Это, с одной стороны, результат советской культурной политики, когда детей кочевников Севера свозили в интернаты и принудительно обучали там русскому. С другой стороны, это ответ на вызовы сегодняшнего дня, когда каждая семья старается дать ребенку те навыки, с которыми он окажется наиболее приспособленным к современной жизни, к получению хорошего образования и достойной специальности, — и это опять официальный язык. Такая ситуация не только у нас – это происходит в мире повсюду, например, с аборигенами Америки. Мне как представителю народа ханты больно сознавать, что родной язык выходит из употребления. Но каждый имеет право выбора – в том числе и выбора языка.

- Наверное, еще одна сложность в сохранении и развитии культурного наследия нашего народа – необходимость работать над этим. Время сегодня сложное, и те же учителя вынуждены много работать,  им зачастую сложно не то что вести исследовательскую деятельность, но даже заниматься повышением собственной квалификации.

- Да, это непросто. Но каждый, чья работа связана с языком, с письменной речью, должен нести ответственность за него – иначе какой пример мы подаем детям? Чему они от нас научатся, если чуть ли не у каждого школьного учителя – свой алфавит, даже в пределах одного диалекта? Журналисты  сегодня порой следуют собственным правилам письма, тогда как есть и правила грамматики, и словари, надо их просто изучать.

Когда-то в русском языке из всего многообразия диалектов образовался единый литературный язык. Но создание такого же для хантыйского пока невозможно. А значит, лучшей перспективой было бы сохранение и дальнейшее  исследование всех диалектов. Однако для начала хотелось бы навести порядок в казымском, тем более что законодательство предоставляет право решить этот  вопрос на региональном уровне.

- С какого времени ведется такая работа?

- Проблемы возникли уже довольно давно, и попытки их решить идут с конца 80-х годов прошлого века. В последние годы стали более эффективно работать   над  этим – «руки дошли». Как выразились недавно коллеги-филологи, с которыми я общалась в Сыктывкаре (Республика Коми) – у них эти проблемы решены еще в 1918 году. У нас же письменный язык постоянно реформировался, менялись диалекты, на которых издавались газета, учебники, что привело к тому, что в алфавите стало много лишних, не обозначающих фонем букв. Их общее количество достигло 46-ти!

http://ural-meridian.ru/wp-content/uploads/2017/04/Alfavit.jpg

Филология исходит из того, что лучший алфавит – тот, что отражает фонемный состав: по букве на каждую фонему. Так легко читать на финском или турецком языке. Не надо брать пример со старописьменного языка вроде английского, когда неподготовленному человеку трудно прочесть написанное. Изучив  опыт создания алфавитов,  специалисты Института филологии Сибирского отделения РАН пришли к выводу, что в казымском диалекте достаточно 28 букв (я в это время училась в аспирантуре, участвовала в обсуждении этих вопросов). Впрочем, пришлось сделать исключение для буквы «ы»: ни в одном хантыйском диалекте обозначаемой ею фонемы нет , но букву оставили для тех, кто не владеет хантыйским языком — им проще будет читать хантыйские тексты.

- Как с буквой «ф» в русском языке, которая в свое время была введена для заимствованных слов?

- Дао. Вообще, хотя это и научная сфера, приходится иногда договариваться, искать компромиссы, балансировать  между «нравится» и «не нравится» — например, оставлять на букве крючочек или нет. Новый алфавит, о котором идет речь,  предложен в 1997 году.

- Если имеются  различия в фонетике, то в других диалектах должны быть свои алфавиты?

- Да,  коллеги, говорящие на сургутском диалекте, провели аналогичную работу, и у них вместо полусотни букв осталось 32. В ваховском остается столько же — при отказе от ненужных букв, отражающих русский слоговой принцип построения слов, от «е», «ё», «ю», «я». Кстати, во всех хантыйских диалектах есть одинаковые среднеязычные фонемы, и для их обозначения предлагаются одинаковые буквы – это хорошо, это облегчит взаимопонимание между представителями народа ханты.

- Происходит ли апробация нового алфавита, и как его воспринимают?

- В школах поселков Ванзеват, Казым и Полноват (Белоярский район) идет апробация учебников с новым алфавитом. Оказалось, что в большинстве случаев детям достаточно 2-3 часов, чтобы научиться читать на новом алфавите. Разве это не достаточное доказательство разумности и удобства новой азбуки? Несколько сложнее освоить ее взрослым, но и это посильно. Хотя немало людей противится нововведению – не хотят тратить даже небольшое количество своего времени и сил. Сопротивление принимает порой активные формы: редакция газеты «Ханты ясанг» организовала однажды отклики читателей  на новый алфавит  – те боятся, что не смогут читать газету после нововведений. Понятно, они хотят оставить то, что привычно, но когда одну фонему обозначают шестью знаками (а такое бывает) — это уму непостижимо.

Депутат Александр Новьюхов высказывает протест против реформирования, заручившись подписями жителей села села Теги (Березовский район) – опять по соображениям «знакомого и привычного». Но ни писать, ни говорить на хантыйском в достаточной степени сам он не может и оставляет без внимания наши приглашения на семинары, диктанты. Каждому человеку кажется, что он грамотен, если он говорит на этом языке. Но это не так. Я ведь не пытаюсь давать рекомендации инженерам, космонавтам – так почему на вопросы реформирования письменного языка пытаются влиять люди, которые даже не владеют им? Специалисты по русскому языку в подобных ситуациях не станут слушать ни врача, ни учителя, ни политика.

- А какова позиция окружных властей?

- Мы были на приеме у губернатора округа Натальи Комаровой. Пока власти предпочитают оставить все как есть и не предпринимать активных действий, если только необходимость реформирования не станет очевидной. А для этого нужна общественная активность и поддержка на федеральном уровне. Именно поэтому мы обратились в орфографическую комиссию РАН, поэтому и ведем разъяснительную работу, апробируем новые учебники. Письменный язык может развиваться и сохраняться, только если его носители в этом заинтересованы. Надо занимать

Автор
  • Соловар Валентина Николаевна

Возврат к списку







Архив публикаций
   
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3


Фотоальбом




Rambler's Top100


Главная | Новости | ФУКЦ РФ | Сообщество
Сайт находится в стадии информационного наполнения.
Ваши замечания и пожелания Вы можете оставить здесь.




© Филиал ГРДНТ им. В.Д. Поленова "ФУКЦ РФ", 2007-2017.
При использовании материалов
ссылка на сайт www.finnougoria.ru обязательна.
В оформлении сайта использованы работы Павла Микушева.
Республика Коми, г.Сыктывкар, ул. Ленина, д. 73,
тел./факс (8212) 440-340,
e-mail: fucult@finnougoria.ru